Практически в любом курсе коучинга есть раздел или упражнения на проработку страхов, а некоторые тренеры и вовсе строят на работе с ними целые курсы по личностному росту. Самое популярное объяснение звучит так: «Страх — это страж, он охраняет что-то ценное для вас, что вы можете получить, если сможете преодолеть в себе этот страх».

В самом страхе ничего плохого нет, если с ним правильно обращаться, он что-то вроде материнской руки, ловко перехватывающей пальцы младенца, направленные в розетку под током, хотя младенцу совершенно непонятно, почему ему не дают поиграться с пластмассовой коробочкой на стене. А вот если ребенок вырос, стал электриком, всё знает про розетки и как они устроены, но все равно боится к ним приближаться, то не видать ему следующего разряда, как своих ушей. И тут мы уже рассматриваем его страх в плоскости коучинговой работы.  

Люди, работающие с увеличением достатка, прорабатывают страхи бедности и страхи богатства (очень интересный вопрос, кстати), неженатые и незамужние — страх одиночества и страх отношений, а самым частотным запросом на проработку, как ни странно, является страх смерти. Возможно, мои слова покажутся кому-то циничными, но смерть мне видится определенным завершением всех процессов, если человек умер, то он умер, его/её больше нет, вся мирская суета больше неважна, потому что её просто больше не существует. Умершего не волнует политическая ситуация в мире, рост цен на бензин, проблемы на работе и даже вариант «утилизации» тела, так как Душе это тело более не служит. Самый экологичный вариант — это отдать своё тело для того, чтобы с его помощью выращивали цветы или какие-то полезные растения, потому что я не уверена, что Матушке-земле так уж сильно нужны наши трупы, чаще всего заражённые болезнями и негативом, но, как говорится, не будем о грустном. Куда страшнее, честно скажем, смерть близкого человека, опять же в силу эмоций, который каждый из нас при этом будет испытывать, а наши эмоции куда сильнее нас, об этом я в каждой статье пишу. В близких вложена энергия, и расставание с ней или со своими надеждами, возложенными на этого близкого, будь то муж, ребёнок, жених или друг, и есть точка болезненности, а если нет тебя самого — кому переживать? Некому, а значит, и не о чем. Если идти по этой ветке рассуждений, то человека страшит не сам уход из физического мира, а что-то другое, как вариант — страх уйти ещё до того, как ты сполна насладился самой жизнью, порадовался ей, так сказать, всем её проявлениям, красавице, кубку, клинку или чему там ещё можно радоваться. То самое «невыполненное жизненное предназначение», что молчаливо присутствует где-то внутри человека, беспокоит его, дёргает за рукав, дескать, ну, когда же уже ты на меня внимание обратишь?! Когда перестанешь добиваться чужих целей и обслуживать чужие «хотелки», ты-то сам для чего тут? Так, мимо проходил?  

Я даже возьму на себя смелость пойти дальше – кроме того, что такой человек боится умереть сам, он ещё боится не продолжить свой род. Я помню разговор с одним очень взрослым человеком, который рассказал, что когда он узнал, что его сын — гей, то полностью вычеркнул его из своей жизни. И даже не потому, что тот спит с мужчинами, а потому, что у «очень взрослого человека» нет вариантов на «продолжение себя». А зачем ему «продолжение себя», если рассуждать логически, выключив «инстинкт продолжения рода» и «А кому я тогда квартиру оставлю???». Вашего варианта я не знаю, а мой вариант такой: «я в этой жизни своё предназначение не нашёл, и сын, судя по всему, тоже, так хоть может внук найдёт». А если внука нет, а самому уже поздно и лениво? Вот вам и горькое разочарование, поданное под соусом «любви к детям».  

Но речь я поведу в другую сторону. Как говорилось выше, страхи всегда «зеркальны», имеют свои противоположности, и если есть страх смерти, то будет и страх жизни, но не самого биологического существования, конечно, а темной неизвестности и неуверенности в том, что жизнь безопасна. Как минимум безопасна, я пока даже и не говорю о радости. Представьте себе младенца нескольких недель или месяцев от роду. Он ничего не знает про тот мир, в который он недавно пришёл, не знает, как этот мир устроен, как он работает, что в нем есть; он может просто лежать в своей кроватке и вертеться. Иногда к младенцу подходят какие-то люди, они его кормят, купают, или просто переносят на другое место, и этим людям младенец доверяет — а может, и нет, но выбора у него немного. А теперь представьте, что он заснул, а когда проснулся, то увидел, что вокруг темно, тихо, холодно и никого нет. Младенцу некомфортно, и единственное, что он может сделать, чтобы привлечь внимание кого-то, кто в состоянии «отменить» дискомфорт, это кричать или плакать. Может ещё вертеться, но это не помогает, он пробовал. Малыш кричит, но никто не приходит — никого нет, или все заняты, или просто начитались книжек, в которых написано, что младенцу надо «дать проораться», ничего страшного, прокричит и перестанет. Всех так воспитывали, и все как-то выросли, и продолжают пребывать в иллюзии, что они «нормальные». А теперь представьте себя на месте этого младенца — вы в тихой темной холодной комнате, не можете встать, на ваши просьбы о помощи никто не приходит, и вам становится страшно. Вы можете кричать, плакать и выть, это ничего не меняет, и в какой-то момент вы просто заснёте, обессиленный и несчастный, голодный и замёрзший. Может быть, когда вы проснётесь, всё будет иначе, будет тепло, солнечно, вы сможете встать и выйти за пределы комнаты, там будет еда, люди и безопасность. Но тот ужас, который вы испытали накануне, останется с вами, где-то глубоко внутри. Это ощущение я бы описала как какое-то молчаливое внутреннее оцепенение, человек застыл, сжался в комок внутри себя и тихонько беззвучно скулит. Ему неоткуда ждать помощи, и даже собственное тело ему не служит.  

Я не могу назвать это ощущение страхом смерти, потому что ничего явного этому оцепеневшему человеку не угрожает, разве что в его воображении, но и ничего хорошего и доброго он от своего существования в этот момент не ожидает. «Мы не знаем, что принесёт нам следующий день». Цитата не моя, одного северного музыканта. Счастливый младенец, он же в будущем счастливый человек, ждёт следующий день с радостным предвкушением, потому что он и правда не знает, что принесёт ему следующий день, но совершенно уверен, что это будет что-то доброе, тёплое и прекрасное. Ситуация с несчастными детьми и взрослыми будет верна строго наоборот, и к сожалению, таковых вокруг нас большинство. Вспомните себя, когда вас бросили, причём без видимых для вас причин, или некрасиво и унизительно уволили, или вы ещё каким-то образом потеряли свой привычный ритм жизни, даже если он вам не нравился. Вам некомфортно, верно? Жизнь вдруг становится неласковой, темнота за окном уже не выглядит романтичной, а холод, кажется, забирается вглубь костей, хоть вы и надели на себя тёплый вязаный свитер и носки.  

Это ощущение настолько неприятное, что от него немедленно хочется сбежать. Нужно что-то, что отвлечёт, развлечёт, согреет. Почти неважно, что, что-то доступное, быстрое и главное — чтобы не включались мысли, от которых ещё хуже. На первом месте, думаю, будет алкоголь, самая доступная «анестезия», далее телевизор или любой иной прибор, показывающий мелькающие картинки, и соцсети, как источник иллюзии общения и «общности». Неважно, какие и о чём, лишь бы убежать от темноты и одиночества. Страх одиночества, кстати, тоже можно отнести к «страху перед жизнью», ведь кто боится быть один? Тот самый младенец, который зависит от окружающих.  

«Хорошо», скажете вы, «хорошая теория, а что теперь? Что с этим делать?». Тут, как обычно, начинается самое интересное для меня, как для коуча. «А что вы хотите с этим делать?» — спрошу я. И от вашего ответа будут зависеть то, что именно будет сделано со всеми этими «инсайтами» и осознаниями. Некоторые честно заявляют, что они, может, и хотели бы как-то освободиться от «страха жизни», но не готовы ничего делать по этому поводу, ибо это сложно, страшно и вообще проще пойти выпить с подружкой и темнота временно отступит. Ну что же, «честность — лучшая политика», это нам ещё в школе рассказывали. Для тех, для кого «охота пуще неволи», и кто готов побороться с самим собой за радостное будущее, есть несколько вопросов и техник. 

Начнём с того, что каждый сам для себя решит, почему он выбрал верить в то, что мир вокруг враждебен и опасен. Самый простой ответ — «кивнуть» на того младенца, который не дозвался помощи, но вы-то уже не младенец. Почему вы до сих пор не вышли из младенческой парадигмы мышления и чем вам это помогает? Ответ «не знаю» не принимается, как тупиковый. Здесь хорошо использовать технику, которую я называю «Почемучка», а если более серьёзно, то «Техника освобождения от внутренних блоков и ограничений». Она одновременно простая и сложная, чаще всего клиенты просят помощи в том, чтобы выполнить её правильно, но потренироваться можно.  

Итак, пишем первый вопрос. Предположим, он звучит, как «Почему я боюсь жизни?» или «Почему я считаю, что окружающий мир враждебен?». Формулировка ваша личная, универсальных фраз нет. И ответьте сами себе на этот вопрос, только честно и то, что первое в голову пришло, потому что универсальных ответов тоже нет, это ваше, личное. Знаю, что некоторые из моих клиентов пытались «гуглить» ответы, тут я только плечами могу пожать. Задача упражнения — заглянуть внутрь себя, а не посмотреть среднестатистические запросы пользователей cети. Когда вы честно ответили на вопрос, запишите его. Получится фраза, которая начинается со слов «Потому что…». Теперь задайте тот же вопрос «Почему?» к этому ответу. И так 25-30 раз, не меньше. Почти все пытаются «сбежать» после пятого-шестого ответа, приводя массу причин, почему это сложно, или даже невозможно, но самое интересное как раз открывается после двадцатого ответа, потому что с каждым ответом вы идёте все глубже в себя, а там и есть вся нужная информация. Когда вы перечитаете свои ответы, узнаете много интересного о себе самом/самой. В идеале, когда вы честно ответите на свою «почемучку» минимум тридцать раз, вам нужно будет «развернуть» ваши ответы, прогоняя их через вопрос «А как бы я хотел(-а), чтобы было?», а потом ещё и закрепить результат, написав новый рассказ о себе на основании ваших «перевёртышей», но на начальном этапе даже и первая часть упражнения отлично помогает разобраться в себе.  

И конечно, очень важная техника — помочь вашему «внутреннему младенцу», который, возможно, до сих пор так и лежит, застыв в болезненном оцепенении и неверии в то, что его любят и что его вообще можно любить. Представьте, как вы берете его на руки и согреваете своим теплом и вниманием, и как он (или она, конечно же) на это реагирует, да и за собой понаблюдайте, какая у вас будет реакция на мысль о том, что вас можно любить и беречь просто так, не за достижения и успех, а просто за то, что вы есть. Многих ли так любят?  

Мы здесь для радости, так что не позволяйте страху командовать вами, не поддавайтесь маятникам, ворующим вашу свободную энергию. 

Любви и принятия самих себя вам,  

Ваша, #anyafincham 

Anya Fincham
Автор

Писатель, переводчик, лайф-коуч. Помогаю создавать счастливую реальность